Инфекционист — профессия повышенной опасности

 

Можно без преувеличения сказать, что сегодня на врачей-инфекционистов с надеждой смотрит весь мир. Об особенностях этой профессии, о том, чем сегодня живет коллектив Центра по борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями, находящийся на переднем крае борьбы с коронавирусом, мы беседуем с главврачом Центра Мариной Ивановой.
 
Марина Руслановна, специальность врача-инфекциониста сегодня стала одной из самых упоминаемых в СМИ. Расскажите о ней: чем такой врач занимается, в чем особенности этой специальности?
 
Инфекционист — врач, специализирующийся на диагностике и лечении заболеваний, передающихся от человека к человеку или от животного к человеку. Такой специалист имеет высшее медицинское образование, а также постуниверситетское образование на кафедре инфекционных болезней и паразитологии. То есть, фактически, инфекционист – это врач с двумя специальностями и знаниями в области анатомии, физиологии и других общемедицинских дисциплин, обязанный досконально разбираться в заболеваниях по своему профилю, владеть методиками их диагностики и лечения, знать современные способы профилактики и восстановительного лечения. Плюс к этому от него требуется еще целая масса навыков и умений. Например – умение делать внутривенные инъекции, промывание желудка, анализ крови, оказывать помощь при острых отравлениях, лекарственном анафилактическом шоке, коме.
 
Расскажите о сложностях профессии.
 
Если брать профессиональную сферу, то одна из сложностей связана с выросшей в последние годы миграцией населения. Еще одна проблема — изменчивость микроорганизмов, в результате которой вирусы, бактерии и простейшие приобретают новые свойства, изменяется клиническая картина и периодичность вспышек заболевания, география очагов. Кроме того, у них вырабатывается устойчивость к лекарственным препаратам, прежде эффективным против них. Из-за этого врач-инфекционист должен держать в голове огромный объём информации, который к тому же необходимо постоянно пополнять, поскольку часто открываются новые штаммы и разновидности микроорганизмов. Что касается человеческих качеств, то в этой профессии очень важны ответственность, уверенность в своих силах, способность быстро принять верное решение, сочувствие к пациентам. Очень важны крепкие нервы: например, из человека с повышенной брезгливостью или теряющего сознание при виде крови вряд ли выйдет инфекционист.
 
Можно ли считать ее медицинской специальностью повышенной опасности?
 
Главное, что врач-инфекционист — очень нужная профессия, ведь он одним из первых сталкивается с самыми опасными заболеваниями. Без преувеличения, это человек, который может спасти тысячи жизней. Но, безусловно, она требует от человека внимательного отношения и к собственной защите от инфекции. Знания о природе болезней, дезинфицирующие средства, средства индивидуальной защиты, позволяют врачу долгие годы работать без последствий. Иначе последствия могут быть более, чем серьезными. В этом плане можно сказать: да, это специальность повышенной опасности.
 
Почему вы выбрали ее?
 
Потому, что большинство наших больных поправляются, заболевание не приобретает хронические формы. Хотя трагические исходы не исключены.
 
Понятно, что нынешняя ситуация будет самым серьезным испытанием для врачей вашей специальности. Но ведь наверняка и до нее было, что вспомнить.
 
Можно вспомнить конго-крымскую геморрагическую лихорадку в 2016 году. Это острое инфекционное заболевание, передающееся через укусы клещей, характеризуется интоксикацией и кровоизлияниями на коже и внутренних органах. Тогда у нас был один заболевший и мы две недели так же, как сегодня, безвыходно работали в госпитале особо опасных инфекций. И это при том, что это заболевание очень опасно для лечащего персонала, поскольку у таких больных постоянные кровотечения и медики могут заразиться через кровь.
 
Сегодняшнюю ситуацию с коронавирусом с уверенностью можно назвать беспрецедентной: никогда еще под угрозой не оказывался практически весь мир. Когда стал очевидным такой масштаб проблем, что лично вы ощутили?
 
Учитывая весь массив предстоящей работы и осознание, что придется надолго переселиться в госпиталь – беспокойство по поводу того, что не успеем ко всему должным образом подготовиться, сделать запасы препаратов, средств индивидуальной защиты. Хотя подготовка началась еще 10 марта.
 
Расскажите о жизни персонала в условиях постоянного пребывания в госпитале?
 
В госпитале сегодня на постоянной основе находятся сорок семь человек. В их числе сотрудники, которые должны быть на месте постоянно: работники лаборатории, реанимации, те, кто занимается медицинской документацией. Остальных — главным образом сотрудников среднего и младшего звена — мы перевели в отель «Синдика», поскольку в общежитии госпиталя не всегда удаётся полноценно отдохнуть. Отель по согласованию с минздравом КБР предоставлен для размещения при содействии члена Совета Федерации Федерального собрания РФ от КБР Арсена Канокова. Коллектив центра выражает благодарность за оказанную поддержку.

Те, кто остался в госпитале, сегодня работают по графику «через два дня на третий». Это дает им возможность отдохнуть, заняться любимым делом. Кое-кто у нас даже рисованием занимается, вышивает. Я, правда, ничего этого не успеваю: дел слишком много. Только вечером удается немного погулять по свежему воздуху. Места для прогулок у нас, правда, немного: между двумя цветочными клумбами.
 
С учетом уже приобретенного опыта не появились ли новые рекомендации по профилактике?
 
Нет, все рекомендации по-прежнему сводятся к мытью рук, самоизоляции и ношению масок. Если что и можно порекомендовать – то это более строго следовать им, чего жители республики, к сожалению, не делают.

 

Асхат Мечиев, фото автора